На суровой земле


Магаданская область. 1987 г.

Непривычно часами идти по земле. Вместе с завхозом Юрой Родимым, кинооператором телевидения Виктором Дьяченко и психологом Сашей Сухаревым карабкаемся по увалам, все дальше уходим навстречу синим цепям далеких гор. Конец июля — разгар колымского лета. Все, что могло цвести, цвело. На ветру трепетали крошечные полярные маки. В распадках золотились картинки золотистого крестовника. Вдоль ручьев, что серебрились из-под голубой наледи, желтыми медяками рассыпаны лютики и печеночники. Сплошные панцири лоснящихся грибов. Сухие ветки трещали под сапогами, как пулеметные очереди. Все выше и выше в горы... Полдень, третье августа. Только что прошли лохматую от бурунов шиверу. Лодки полны воды. Не помогли и защитные фартуки: волна шутя продавливает брезент. Пристали к левому берегу. Здесь из таежной чащи с плиты на плиту скакал алмазный водопад. Пока отчерпывали воду, командор Меркурьев двинулся вперед осматривать порог. Бохапча круто уходила влево, раскидав между берегом и стремниной огромные глыбы. Вспоротая шиверой, река неслась за новый поворот.

Мы, матросы, разгибая натруженные спины, вглядывались в сверкающий расплав реки. Как пойдем? С ходу? Или проводка? Не сплоховать бы! Билибинцы на таких порогах разгружали плоты и проводили их на веревках...

Проводка! Солнце слепит глаза. Но они и так ничего не видят от заливающего их пота. Холодный ветер, ледяные брызги смешиваются с тяжелым дыханием и едким потом. Тяжелая байдарка, как щука на леске, бьется между глыб... Все же до скалистых ворот провести байдарки не удалось. Выгружаем на берег груз. Перетаскиваем скользкие лодки и тяжелые рюкзаки через мыс. Разбиваем лагерь. Грузный, рыжеусый Миша Белкин, еле протискиваясь между хаосом камней, собирает плавник и валежник для костра. Палатки примостились как попало: узкая полоска берега мала для шести «домов». Гудит река, набегают волны пульсирующего порога. От яркого пламени костра каменеют сумерки. Равнодушно взирают на нас цепи гор. Они стояли уже тогда, когда на Земле не было воздуха, не было жизни. Их ничем не удивить.

Шестое августа. Горы расступаются и вновь сжимают Бохапчу. На осыпях крутых скал трогательно белеют... родные березки! Первые березки за весь путь. Черный зев ущелья дышит холодом и неизвестностью. Влетаем из ослепительного дня в дымящийся сумрак.

Вечером как-то незаметно выплыли в Колыму. По синим хребтам шагают мачты ЛЭПов. Белеют здания Синегорской ГЭС. По рации, за несколько дней до выхода в Колыму, договорились с начальником Ягоднинской ГРЭ Н.А.Ахреевым, чтобы нас ждали у Колымского моста, возле поселка Дебин, 8 августа в 17.00. И в назначенное время геологи встрепали нас. Мы оправдали их надежды. Повторили нелегкий путь Билибина и его отважных товарищей, которые горели страстью к неизведанному.

Поселок Ола

При впадении реки Ола в Тауйскую губу Охотского моря, на узкой кромке берега, приткнулся рыбачий поселок Ола. Он известен тем, что 4 июля 1928 года здесь высадилась Первая Колымская ГРЭ под руководством Ю. Билибина и В. Цареградского, открывшая золото Колымы. Мы посещали этот поселок в 1984 году перед началом маршрута на по-ов Тайгонос И в 1987 году, повторяя сплав на плотах Ю. Билибина и В. Цареградского: р. Малтан - р. Бохапча -р. Колыма.

Комментарии

Популярные

Открытие Географического центра Российской Федерации

Золотой цветок России

Научно-спортивная экспедиция им. И.Д. Папанина