Первая Колымская геологоразведочная экспедиция


Июль-август 1987 г. Магаданская область

К О Л Ы М А

г.Магадан - р. Малтан - р. Бохапча - р. Колыма

(Ю.А. Билибин, В.А. Цареградский. 1928-1929 г. г.)
ПЕРВАЯ Колымская экспедиция (1-я КГРЭ) относится к таким событиям, от которых зависят многие позднейшие повороты истории. Горсточка хорошо подобранных, но плохо снаряженных, еще не очень опытных, но одержимых идеей молодых людей открыла в те годы для юной Страны Советов громадную территорию к востоку от Лены. Это было второе открытие земель Северо-Восточной Азии, поскольку впервые эти просторы явили миру сибирские землепроходцы ХУП века.

В результате русских географических экспедиций XVIII и начала XIX века были получены самые общие сведения о природе этой части Азии. Затем появились некоторые географические материалы. Их собрали А.Л. Чекановский (1884), Э.В. Толль (1885-1889), И.Д. Черский (1890-1892), К.А. Волассович (1908), П.П. Толмачев (1909), П.А. Казанский (1912, 1917), П.И. Полевой (1912-1913). Почти все их маршруты прошли в прибрежных районах. До середины двадцатых годов XX века почти единственным источником сведений о внутриматериковой части Северовостока были материалы И.Д. Черского, сделавшего пересечение от Якутска до низовий Колымы, и П.И. Полевого - по бассейну Анадыря. Еще до революции геологами и старателями—одиночками были открыты признаки золотоносности в прибрежных районах. Находка старателями золота в россыпях в бассейне Колымы позволила тресту Союззолото уже в двадцатых годах организовать старательскую добычу на реке Среднекан.

В 1925 году на Северо-востоке СССР начал обшегеологические экспедиционные исследования С.В. Обручев, сын патриарха отечественной геологии Владимира Афанасьевича Обручева. Обобщения С.В. Обручева и все более поздние материалы по геологии и полезным ископаемым использовались Ю.А. Билибииым и В.А. Цареградским и организованной впоследствии геологической службой Дальстроя. Но именно 1-я КГРЭ дала первые систематические материалы по геологии больших территорий и позволила подойти к оценке минеральных богатств этого края, дала основание для начала его промышленного освоения.

СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ свел в ленинградском Горном институте, а затем во время Алданской экспедиции двух выдающихся людей, положив начало новой главы в истории геологической науки и новому этапу в освоении далекой северно-восточной окраины нашего государства. Юрий Александрович Билибин (1901-1052), позже - член корреспондент АН СССР, лауреат Государственной премии СССР, профессор Горного института в Ленинграде - принадлежал к числу тех, кого с полным правом называют первооткрывателями. Необыкновенно талантливый человек с изобретательным умом и проникновенной интуицией, он вместе с Валентином Александровичем Цареградским (род. 24 июля 1902 г., Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, начальник 2-й, 3-й и 4-й КГРЭ, руководитель геологоразведочной службы Дальстроя с 1937 г.) проложил путь на Золотую Колыму. Они разработали и два долгих года самоотверженно осуществляли план исследований. Рядом с ними делили опасности трудного путешествия Сергей Дмитриевич Раковский, Эрнест Петрович Бертин и Дмитрий Николаевич Казанли: они копали в вечномерзлой земле первые шурфы, промывали первое золото и чертили первые карты.

Блестящий билибинский прогноз золотоносности верховьев Колымы и Индигирки, составленный по результатам 1-й КГРЭ и принятый Советским правительством, лег в основу плана развития золотодобывающей промышленности в этом районе. Из 1-й КГРЭ, как из семени дерева, выросли прииски и шахты, города и поселки, научно-исследовательские институты и вузы современной Колымы. За прошедшие десятилетия неузнаваемо преобразилась некогда прозябавшая земля.

НО ОСЕНЬЮ 1928 года ни Билибин, ни Цареградский не были уверены, что на Колыме, как на Алдане, есть промышленное золото. Первым, кто сообщил точные данные о золоте на притоке Колымы Среднекане, был старатель Поликарпов. В записке горного инженера Ю.Я. Роэенфельда сообщалось, что сделанная им пробная промывка жил ниже устья Буюнды дала несколько золотинок. Устье Буюнды находится недалеко от Среднекана. Таким образом, Билибин и Цареградский, направляясь в эту часть бассейна Колымы, надеялись попасть в самый центр распространения золотоносности.

Первая Колымская ГРЭ высадилась 4 июля 1928 года в поселке Ола, в Тауйской губе Охотского моря. 8 августа первая партия покинула поселок и пошла вдоль реки Ола. Впереди - проводник якут Макар Медов и Билибин. Караван вьючных лошадей замыкал Раковский. Билибин смог ваять с собой только геолога-прораба и четырех рабочих. Этот день можно смело называть историческим: протянулась путевая ниточка в неведомый край. Цареградский остался в Оле. Ему и остальным участникам экспедиции предстояло ждать возвращения Медова с лошадьми, чтобы, забрав свою долю снаряжения провианта, присоединяться к Билибину близ устья Среднекана Было ясно, что до наступления зимы до Среднекана через горы не дойти. Медов посоветовал выйти на приток Бохапчи - Малтан, построить плоты и сплавиться до Колымы и Среднекана. Отряд Билибина благополучно добрался до водораздела между Олой и системой Бохапчи. Затем билибинцы легко поднялись на перевал и через плато Эликчан спустились в верховья Малтана. Пройдя берегом Малтана до устья небольшой речки Хурэнджи, Билибин разбил в конце августа лагерь и начал строить плоты. 29 августа билибинцы начали сплав на двух плотах. На одном из тополей близ лагеря был сделан затес. На нем оставлена надпись: «Отсюда 29 УШ 1928 г. состоялся пробный сплав КГРЭ». Далее шли фамилии: Иван Алехин, Юрий Билибин, Степан Дураков, Михаил Лунеко, Сергей Раковский и Дмитрий Чистяков. В знак уважения к проводнику Билибин приписал и его фамилию - Медов, хотя якут не участвовал в сплаве, а вернулся к Цареградскому с лошадьми. Малтан оказался мелким для грузных плотов. Приходилось сталкивать их с мелей, стоя в ледяной воде с шестами. Малтан «пахали» пять дней. Вышли в Бохапчу. Широкую полноводную. Плыть стало легче, но появились и стали частыми пороги и каменистые перекаты. Им давали имена участников сплава: Ивановский, Юрьевский, Степановский, Сергеевский.... 1О сентября плоты вошли в Колыму. В конце сентября причалили в устье Среднекана. По пути сплава брали пробы на золото, были удачные находки…. Зима выдалась тревожная и голодная. Транспорт Цареградского все не шел. Лишь 2 января 1929 года караван пробился через глубокие снега и доставил долгожданный провиант. С весной развернулись поисковые работы.

С СОЗДАНИЕМ в 1931 году Дальстроя к большому и трудному делу - изучению и освоению Крайнего Севера были привлечены многочисленные кадры геологов, топографов, горняков, обогатителей и строителей. Начатые в бассейнах Среднекаиа, Бохапчи и Детрина геологические исследования вскоре охватили весь верхний бассейн Колымы и перекинулись на Индигирку, а также на Охотское побережье. С 1938 года организуются интенсивные геологические работы на Чукотке, а с 1940 года - в Яно— Адычанском районе. В 1941 году Дальстрою была передана для исследования и освоения вся громадная территория от Лены и Алдана до побережья Восточно-Сибирского и Чукотского морей - на севере. В годы Великой Отечественной войны Колыма оставалась валютным цехом страны. Она обеспечивала укрепление обороноспособности страны и послевоенное восстановление народного хозяйства.

МАРШРУТ научно-спортивной экспедиции 1987 г. повторял водную часть 1-й КГРЭ: Малтан (от устья Хурэнджи) - Бохапча - Колыма (п. Дебин). Пройден на байдарках (6 лодок, 12 человек) с 25 июля по 8 августа 1987 года. В месте начала пробного сплава Ю.А. Билибина установлен металлический Памятный знак, на котором повторена надпись, сделанная первопроходцами в августе 1928 года. Знак открыт 24 июля - в день 85-летия В.А. Цареградского.

Комментарии

Популярные

Открытие Географического центра Российской Федерации

Золотой цветок России

Научно-спортивная экспедиция им. И.Д. Папанина