Жидкая кожа земли


Сентябрь 1985 г. Западная Сибирь.
Открытие истоков р. Таз

Подбаза «Мегионнефтегазгеологии» на реке Сабун. Пасмурный день. В годы первых экспедиций подбаза не была так близко к Тазу. Геологи наступают на междуречье Оби я Енисея, обустраивают, ищут нефть. Уже стоит буровая на Каральке, вблизи маршрута нашей третьей экспедиции 1976 г. Теперь до Базового лагеря совсем близко. А там, километрах в 150 — 200, и желанный исток Таза. Вот и замкнется долгий и нелегкий круг наших дорог.

Прасолов, командир Ми-8, зовет на посадку. Женя Коротков, ослепительно молодой штурман, докладывает:
— Летим на вашу Базу. Это визит вежливости и желание моего командира. Затем — курс на юго-восток, к Верхне-Тазовской возвышенности, к отметке 200. Здесь (протоку поищем!) исток Таза.— Штурман показывает на синие кляксы озер. 
— Вопросы?— По карте, — замечаю я, 
— Ратта совсем близко к истоку Таза. Не сядем ли на нее... по ошибке? Тронутые нежным пушком щеки Короткова розовеют. Он молча складывает карту, поднимается вслед за нами в вертолет. Командир задвигает фонарь кабины.

13.30 по местному времени. 30 августа. В Москве, наверное, скоро получат телеграммы организаторы решающей экспедиции; редакция журнала «Турист», Министерство геологии РСФСР и Московский филиал Географического общества АН СССР. Летим. Знакомая картина: озера, озера. Теперь мы знаем: их более 35 тысяч. Спирали трясин. Редкие перемычки сиреневых песков с белыми платками ягельников. Кружева черных рек. Уже осень. Золотой пожар берез напоминает Подмосковье. Ми-8 басовито гудит. Командир борта Александр Иванович Прасолов невозмутимо поглаживает пышные бакенбарды. Ему неведомы терзания Алексея Ивановича Сенькова, когда на хилом Ми-4 он первым пролетал здесь.Вертолет кружит и кружит над обрывистой рекой. Что-то очень знакомое... Не Поколька ли это? А вот и озерко. Да это старина Базовый лагерь! Здравствуй, наш первый «дом», наша первая любовь! Вон и стол, за которым под гуд комаров провели мы счастливейшие часы походной жизни. А вот сверкнул памятный знак... Кружит вертолет — не может сесть ни среди вымахавших за эти годы сосен, ни вблизи — и там щетина молодого леса. А горизонт затягивает тучами. И время летит: уже 14.40. Не пора ли заканчивать визит вежливости и ложиться на главный курс? Но Прасолову так хочется побывать на Базе, сфотографироваться у памятного знака. Среди летчиков Приобья это почитается…Принимаю решение: передаю записку командиру борта. «Летите к истоку. На Базу сядем при возвращении с маршрута от Матыльки — 19.09». Прасолов хмурится, потом поднимает в знак согласия большой палец и закладывает прощальный вираж.

Верхнетазовская возвышенность — водораздел многих рек. Озерца сливаются тут в большие водоемы. Жилы ручьев и рек упружистее. Тайга раскинулась привольнее. Среди зелени лиственниц клубится золото берез. Они словно вобрали в себя весь свет августовского вечернего неба. И оно, ослабев, стало блекнуть. Ми-8 рыскает над озерами и протоками. Штурман все чаще сверяется с картой, озабоченно переговаривается с командиром. Потом зовет в кабину командора экспедиции Евгения Ивановича Михеева. Значит, исток Таза где-то под нами. 15.55. От одного из озер летим над ручьем, но он вскоре пропал в трясине. Вернулись к большим водоемам. Барражируем над ними. По черной глади озер скачут серебряные дробинки дождя. Вместо берегов озёра окаймлены зеленой зыбкой пленкой. Она пузырится, лоснится, как шкура тюленя. Жидкая кожа Земли!.. Быстро темнеет. На очередном заходе, спустившись почти до самой воды, едва различили на прибрежной пленке легкую царапину. Она уверенно превращалась в ручей, а он быстро набирал силу. Вот это уже речушка; она задорно петляет среди маленьких яров, шустро пенится на завалах, раздвигает крепкие песчаные берега. Это Таз! Привет, малыш! Подожди, не прячься в густой шубе тайги. Мы так долго ждали с тобой встречи...

Посадить тяжелую машину удалось лишь в нескольких километрах ниже истока. В тумане едва разглядели лепешку полуострова. Быстро выгрузили рюкзаки и байдарки. Обнялись с пилотами, с геологом из Мегиона Валерием Доменюком. Радист с Сабуна Геннадий Батавин, с которым мы коротали на подбазе в ожидании борта, вручил мне на память самодельный охотничий нож... Вертолет взмыл и скрылся за сеткой дождя.

Комментарии

Популярные

Открытие Географического центра Российской Федерации

Золотой цветок России

Научно-спортивная экспедиция им. И.Д. Папанина