Вертолетный десант


Западная Сибирь 1974 г.

Летом над аэродромом Нижневартовска стоит легкая дымка от торфяной пыли. А у самой вертолетной площадки безмятежно покачиваются метелки болотных трав, от вращающихся винтов морщинится глинистая гладь многочисленных болотец - лазутчиков великого простора «мокрой» суши, неохотно уступающей городу свои сокровенные владения, раскинувшиеся от Оби в сторону неблизкого Таза и далекого Енисея

Вдоль бетонных дорог, по бетонным кюветам, покорно течет бурая болотная жижа. На кочковатых и зыбких торфяниках прочно обосновались многоэтажные каменные дома. За городом упрямая бетонка по осокам и кустам ползет и ползет туда, где канавокопатели и трубоукладчики ведут стальную нитку газо- и нефтепроводов от Самотлора.

И хотя болота исподтишка вредят - оседают плиты на дорогах, прорывается вода, - город готов постоять за себя. Бульдозеры сгребают горы подсыхающей земли, засыпают опасные места. И красные вместительные автобусы бесперебойно доставляют на вахты нефтяников и газодобытчиков, геологов и строителей, лесных пожарных и летчиков. Город трудится и отдыхает, встречает и провожает гостей со всей страны, со всего мира.

Жарким июньским днем два МИ-4 покинули Нижневартовск и взяли курс к верховьям реки Таз. Позади осталась смоляная гладь Самотлора, окаймленная яростно чадящими факелами горящего газа. Недолго виднелись следы человека - белесые нитки дорог, ажурные буровые вышки. Неизведанные просторы междуречья Оби и Енисея раскинулись под нами. Пульсируют жутким блеском тысячи озер; они то поражают размерами и причудливыми очертаниями, то рассыпаются серебром мелких монет по бурым пузырчатым трясинам. Клочки суши с чахлым лесом кажутся, крохотными заплатами. Над ними, того и гляди, сомкнется буйный разлив.

Настороженно поглядываем в иллюминаторы, вслушиваемся в мерный гуд моторов: случись что - посадочную площадку найти не просто. Но пока для опасений нет причин: скоро Корлики, крошечный поселок на берегу ленивого Ваха, Мысленно прокладываем путь от этого последнего форпоста прямо на северо-восток, к расчетной точке десанта. Всего каких-нибудь сто десять километров. Там должны наконец-то подняться над трясинами Сибирские увалы. С них начинается таежная Поколька, у ее истоков - маленькое озерко, извилистый ручеек. Оттуда начнутся все наши последующие экспедиции по изучению верховьев таинственного Таза. Корлики. Из специально завезенной сюда бочки с горючим вертолеты дозаправляются. Последний «военный совет». Летчики, особенно осторожный Сеньков, предупреждают: дальше трасса им неизвестна.

Снова над набухшей землей. Снова у иллюминаторов. Знакомая, тревожная картина… Впрочем, со временем характер местности начинает меняться. Плоские перемычки между озерами все чаще сменяются невысокими горбатыми гривами. Они то вытягиваются в хребты, то растворяются в ядовитой зелени болот. Проходят драгоценные минуты. Цель все ближе, но подходящего места для посадки так и не видно.

Бортмеханик неожиданно возникает сзади нас. Заглядывает в иллюминатор, сокрушенно покачивает головой. Пытается уговорить нас тотчас же свернуть на юг - там есть сухое место. Ему не понять, что это равносильно поражению альпиниста, не дошедшего нескольких метров до заветной вершины. -Только вперед, - устало, но упрямо говорим мы ему. -Тогда командир дает вам... десять минут. Если площадки не будет, то... Теперь все решает время. Напряженно следим за секундной стрелкой: каждый ее пробег уменьшает наши шансы. А внизу попрежнему редкие невысокие, заболоченные гривы. Начальник штаба экспедиции профессор Петр Бакут нервно протирает очки. У меня бешено бьется сердце, в горле пересохло. Пятая. Шестая минута. Вода. Отдельные гривы. Вода... Неужто не будет конца этому потопу? Седьмая минута... Восьмая.

Вертолет вздрогнул. Ринулся вниз. Снова набрал высоту. Авария? Или Сеньков меняет курс? Но ведь еще почти минута! Прильнув к иллюминатору, не поверили своим глазам: навстречу наплывал раздольный лесистый увал. Сверкнула стальной змеей река в обрывистых желтых берегах. А вот и вытянутое озерко, зигзаг ручейка. Поколька? Да! Она! Первый вертолет под командованием «приобского Чкалова» — Гузова уже сел. Из-под сверкающего диска вращающихся винтов выбегают люди и споро готовят площадку для нас... Еще летели листья с кустов, еще гнулись тоненькие сосенки, еще крутились песчаные вихри, а мы уже выскакивали из вертолета. У люка меня встречает Алексей Львович Резников, Герой Социалистического Труда, начальник нефтегазодобывающего управления Мегионнефть.

Комментарии

Популярные

Открытие Географического центра Российской Федерации

Золотой цветок России

Научно-спортивная экспедиция им. И.Д. Папанина