Магаданская область 1984 г.

Август 1984 г. Магаданская область
ПАРЕНЬСКИЙ КАНЬОН
НАШ ДЕНЬ ПОБЕДЫ
БЫЛ жаркий бойс крутой волной -нелегкое сраженье было с острымкамнем.Победу одержали над коварноюподводною грядой.Вплывают лодки на раздолье плавней.И нам медалью светит солнце над горой
Парень!В твоих каньонах тесных,где скалы, словно диких скифовшапки,мы не слыхали за отвагу словпочтительных в лестных,лишь волны лаяли на нас,как злые шавки.
Ну что ж! Мы не в обиде на пороги.И с мелями смирились мы….Цеплялось солнце за отроги –полярный день не знает темноты..
Привольный плёс-награда за труды!На отмели разбили лагерь споро мы.На мачте разноцветные струилисьфлаги...Мы кружки поднимали в честь своейотваги.И вспомнили Победу на Большойвойне.И выложили галькой: «40 лет Победы».И этот день мне дорог стая вдвойне,израненному в той войне и одолевшемуПарени беды…
Но рано было праздновать победунад Паренью!за плесом угрожающе кипит река.Летят байдарки по бескрайнемукипенью-спасительная суша далека!


Куда Парень несет?! Ведь море близко!А нам не справиться с морской волной!Уж вечерело… Солнце село низко.И путаем его с багровою луной….
Вон островок! Едва заметен надразливом….
Мы, одержимые неистовым порывом,несемся по бугристым бурунам.Мелькают вёсла, словно спицы,…и кажется – байдарки - это птицы….
И стал тот островок землейобетованной нам.Всю ночь лизали волны островок.К палаткам подступало половодье.Дождь моросил. Дымился еле костерок.Блуждали по небу голубизны разводья.
Тревожна эта ночь была.Но всё же у неяркого огнямы задушевно песни пелио том, как верность воину храня,подруга ночью не спалау детской колыбели….
На утро за протокой мы заметилилюдей.Чернели лодки. В сетях серебрилисьрыбы.Сердца забились горячей.И с душ свалились страха глыбы….ПОБЕДЫ разные бывают.Но каждую из них в бою лишь добывают!
Серый галечный остров разрезал бурный поток на два рукава. И там, где они сливались, в узкой щели теснины, Парень клокотала расплавленным серебром. Ослепленные сверканием воды, едва различаем за радужной занавесью брызг тоннель каньона. Река и там вспорота острыми камнями, зажата отвесными, без кромки берегов, скалами…. Вот он, Пареньский каньон! Самое знаменитое не полуострове Тайгонос место. Здесь, в безлюдном уголке Колымы, на северо-востоке Магаданской области, пролег маршрут 10-й научно-спортивной экспедиции журнала «Турист» и Географического общества АН. По заданию Северо-Эвенской геологоразведочной экспедиции летом 1984 года мы проводим геологическое описание долины реки Парень. И, так на прежних маршрутах /от Кольского п-ва до О.Сахалина/, решаем привычные задачи -первопрохождение сложной реки; - съемка кинофильма для Клуба путешественников ЦТВ и слейдфильмов для лектория Московского филиала Географического общества; - сбор материалов для газет и журналов.
Пареньский каньон - долина прорыва. В давние времена река просочилась, прорвалась через твердыни 0хотско - Чукотского вулканического пояса, раздвинула, насколько могла, теснину и теперь победно несет свои холодные воды в Пенжинскую губу залива Шелихова Охотского моря. Чистые, без наносов берега Парени - открытая книга геологической истории полуострова. И мы, по мере сил своих, должна прочитать её. Забитое камнями русло реки, перехваченное пенистыми ремнями перекатов, порогов и зубастыми боронами шивер, притаившиеся на поворотах прижимы - всё это серьезный экзамен нашему мастерству туристов-водников. И мы должны выдержать его.
НА «Таймене» нас трое. Не носу - юнга Андрюша Кузин, рослый школьник, мой внук. В середине -я, начальник экспедиции, летописец и фотограф. На руле - Александр Матвеевич Егоров, мой заместитель и кормщик нашей байдарки…. Идут первые часы после входа в каньон. Солнце высвечивает противоположный берег. Там узкая полоска гальки, возле которой колышутся байдарки командора - Евгения Михеева; геолога Игоря Хрулева и кинооператора Виктора Дьяченко. Командор, просмотрев ближайший порог. отплывает. Хрулев моет в лотке пробы на золото. Дьяченко забрался на вершину конусной горы - снимает панораму…. Живая сцена да и скалы впечатляют…. Прошу Сашу рулить ближе к скалам тогда в кадр попадут и люди, и горы. Лодка несется вдоль отвесной скалы.
Здесь полумрак, стена дышит холодом. Вначале робкий, а затем настырный прижим пытается навалить «Таймень» на отвес каньона. Егоров с трудом держит байдарку по курсу. Я спешу сделать нужный снимок. Но тут взвившийся над нами козырек воды захлестывает лодку и чуть не опрокидывает её. Фотоаппарат - в чехол, весло- в руки! Вместе с кормщиком отгребаемся от прижима. И нас тут же сносит на кипящую пеной зубастую борону шиверы. Удар! Зацеп! Заклинило! Валы проносятся над нами! Байдарка полна воды…. Опасность властно мобилизует наши силы. Не сговариваясь, делаем с Сашей рискованный маневр: отталкиваемся веслами слева, откидываемся телами вправо и тут же резко посылаем лодку вперед! «Таймень» со скрежетом снимается с камня и тут же попадает в слив порога. Вихри струй выкручивают из рук весла. Но все же мы победно проходим кипящий котел и пристаем к берегу. Тут идут наблюдения за фауной. Научный руководитель и комиссар похода Владимир Лапин вместе с командором Михеевым при содействии смышленой спаниельки Геммы охотятся на горных куропаток и фотографируют их. Егоров, оставив юнгу вычерпывать воду из лодки, забросил блесну в улово. Спиннинг тут же рвануло, и над рекой взвился крупный черноспинный хариус. Исследую его желудок: мошки, трава…. А это что?! На кончике ножа тяжелый сверкающий лепесток. Неужто весовой знак золота?!.. Но загадочный лепесток смыла волна…. Первый день в Пареньском каньоне шел к концу. Еле нашли подходящее место для ночлега на крошечной площадке под нависшей скалой…. Всю ночь шел дождь. Вода прибывает. По очереди вылезали под ливень и подтаскивали байдарки вверх: реки Дальнего Востока бистро взбухают в половодье. Утром вода понемногу спала. Хрулев пытался наладить связь с Эвенском, с начальником геологоразведочной экспедиции. Эвенск молчал….
Солнце заглянуло в колодец каньона. Стало теплее. Врач и энтомолог экспедиции исследователь кровососущих, кандидат медицинских наук - Анатолий Одинец привычно потянулся в урему - пойменный лес, на охоту за комарами и мошками. Командор, комиссар и я -рассматриваем карту. Сегодня можем выйти из каньона. Посему надо успеть закончить геологические работы. Экипажи готовят байдарки к походу. Дима Гордеев, владелец резинового катамарана – «склада» экспедиции - лениво переругивается с «примитивами», желающими спихнуть свой груз в плавучий амбар…. Неяркое солнце Колымы словно застряло среди острых вершин. Странные эти горы! Конусообразные, сложенные из глыб разных размеров, разного цвета и крепости. Там они несокрушимо принимают на свою отвесную грудь пенистые валы яростных прижимов. Здесь -рассыпались к у р у м а м и и завалами -перегородили быструю Парень. Приходит на память сравнение писателя - геолога Олега Куваева: горы похожи на шапки засыпанных землей скифов. Красив, дик и неповторим Пареньский каньон! Но и опасен. До вечера пришлось преодолеть более сорока перекатов, порогов, прижимов, зубастых шивер - и затопленных мелей. Добавлю, что проходить все это приходилось сходу: выйти на берег и просмотреть путь среди бурлящих камней не удавалось. Берега – то порой, и не было! Края каньонного колодца вертикально уходили в Парень! Как тут не сказать теплые слова о моих товарищах, соратниках по многим, не менее сложным путешествиям!
Мы едва заметны между отмелью и горой.
Чего стоит поход по Путоранам! Аян-реке, мчащаяся в полутора километровой глубине каньона загадочного плато! Вот впереди, на стареньком «Луче» подкрадывается к очередному повороту реки командор Евгений Михеев. Он встал на корме, и тихо подгребает веслом и напряженно всматривается. Флотилия наша сушит весла. Командор сел, стал отгребаться на середину реки и быстро замелькали лопасти весел. Маневр Жени понятен: идем по центру, на большой скорости…. Едва завиднеется полоска галечной отмели, как геолог Игорь Хрулев просит разрешения причалить. Начинается сбор образцов, зарисовка и обмер обнажений. Игорь оценивает приносимые камни и делает «пометки» в полевой книжке. Его ассистент, Андрей Кузин, бережно укладывает образцы в специальные мешочки…. Вечерело. Косые тени расширили каньон. Или горы, действительно, расступились?! Впервые остановились на широкой полосе гальки. Размяли затекшие ноги.У правой террасы истая земля, с кустами! -огромный камень перегородил узкую протоку Парени. И вся мощь реки сотрясала глыбу и берег. Вот это порог! Валы, высотою до четырех метров, стоят незыблемой стеной! Но наши лодки и катамаран благополучно преодолели и этот страж Пареньского каньона. За поворотом, на широком плесе, нас встретил вольный ветер. Эту спортивную победу мы посвятили Великой Победе. На отмели, где раскинулся наш лагерь, из белых камней выложили слова, особенно дорогие мне, участнику Войны, - «40 лет Великой Победы!». На мачте, составленной из весел, развевался алый флаг нашей Родины. Гремели ружейные салюты….
Из отзыва начальника Северо - Эвенской геологоразведочной экспедиции Е.Н. Воробьева:«В результате пройденного экспедицией Н.М.Тарасова маршрута: верховья р.Парень -пос. В-Парень, около 200 км, - построен геологический разрез по течению реки, который дает представление о строении Охотско -Чукотского вулканогенного пояса в северной части Тайгоносского массива…. Успешное завершение сложных работ экспедиции туристов стало возможно благодаря высокому спортивному мастерству и квалифицированному составу -группы…».
БРИГАДИР КОРЯКСКОЙ АРТЕЛИ
Кепчонка над лицом немытыми скуластым.Очки - Без стекол! - Полевая сумка!Он к суете путиныказался безучастным.Нелеп, как в строе кружекКокетливая рюмка.
Он сети не тянул. И не стоялпо грудь в воде.И рыбу не считал: - Однако, много!Он словно жил сам по себе.На рыбаков взирал начальственнои строго.
Что власть ему давало над людьми?Очки? «Портфель?» Надменность взора?А, может, видели в нём идола они.И по привычке подчинялисьидолу без спора?Мы угостили рыбаков:Был крепкий спирт. К нему -московская закуска.И, после первых бригадира слов,Мы власти поняли его -основу из основ: Коряк толково говорил…по - русски!
Пос. Верхний Парень. 1984 г.